ivan_der_yans


Сверхтерпение. Транснадёжность.


Previous Entry Share Next Entry
сумма т. (телевизионная полупиэса)
ivan_der_yans
2021 год. Москва.
В выкошенном свиным гриппом и голодом мегаполисе еле теплится жизнь. Государство существует только в рупорах на столбах и бесплатных городских газетах, напечатанных на коричневом перемолотом картоне с вкраплениями чешуи и мусора.
Немногочисленное оставшееся население существует тусклыми, истёртыми воспоминаниями о былом быте, не обращая уже внимания на бесконечно меняющиеся правительства и их распоряжения.

Инфраструктуры почти нет. На месте срытых бульдозерами станций метрополитена разбиты ларьки с казёнными надписями "чибурек самса шнура кабеля" - в рамках поддержки частного предпринимательства правительством. Большинство из них пустует, т.к. собак и кошек осталось крайне мало.

В тех немногих домах, где ещё есть водопровод, из кранов течет нефть, уже давно не стоящая ничего. Нефтью топят, на нефти жарят, нефтью пишут. Всё как десять лет назад, но с другим знаком.
Во всей вселенной пахнет нефтью, - говорят москвичи.
И только в квартирах чиновников пахнет пальмовым маргарином.

Виктор, - грузный, хорошо сохранившийся мужчина лет семидесяти, - работает врачом в частной клинике. Других (в рамках поддержки частного предпринимательства) нет.
В основном, Виктор режет, пилит, шьёт и рвёт. Иногда ставит нефтяные компрессы. Работы хватает.

Как и всё население, Виктор почти не помнит, кем он был пять-семь лет назад. Возможно, врачом. Но скорей всего нет. В сущности, это не имеет никакого значения - особенно если ты чувствуешь неудержимое желание помогать людям.

Один из пациентов Виктора, дезоморфинефтяной наркоман, - Виктор отпиливал ему подгнившие ступни, - так объяснял поголовную амнезию россиян:
- Всё же постепенно, док, - говорил он, морщась от треска голени под затупившейся пилой, - Сначала газеты бесплатных объявлений. Потом фидо там. Рамблер-шмамблер. Потом интернет в каждый дом. Одноклассники там. Форумы всякие. Фейсбук. И потихоньку-помаленьку - херакс и все блоггерами стали. Все стали. А блоггер что? У блоггера память короткая. Написал и забыл через день. Что там было. Карла забыл. Ктулху. Лесю. Всё забыл, как не бывало. На мясницкой трубу с urals прорвало, и все сразу забыли, что мэр Якубович поставил вместо мавзолея жестяной барабан.

По вечерам Виктор лежит в своей комнате при пляшущем свете горящей в бочке нефти. Он думает о себе и о прошлой жизни. Более менее ясно он вспоминает только какие-то совсем уж ключевые события, типа победы сборной России над Монголией в финале чемпионата мира 2018.
Я был блоггером, - думает он, вспоминая рассказы наркомана, - мы все были блоггерами. Мы очень хорошо жили.
Он видит смутные картинки: роскошные девушки без продуктов сгорания на лицах; вереницу столов с мясом и коньяком; самолеты, клином улетающие к неестественно синему океану; доллар по тридцать; много золота, хлеб из золота, струя, бьющая в золотой унитаз; ружье; инкрустированное бриллиантами; карманы смокинга набитые фишками из казино - и не может понять, что из этого и вправду было в его жизни, а что просто подсовывает воображение. Такие картинки видят все москвичи.

В одно из дежурств к Виктору приносят оборванного грязного мужика. Мужик спит. Виктор, по печати нефтяного алкоголизма на лице мужчины, ставит диагноз: цирроз печени. Виктор бессилен - не пришить, не отпилить. Пациент просыпается и всматривается во врача:

- Витя! Ты!? - говорит он.
- Я тебя знаю? - удивляется Виктор.
- Знаешь-знаешь, - говорит мужчина, - Ну, вспоминай.

Виктор щурит глаза, но помятое лицо больного не будит в нём никаких воспоминаний.

- По-моему, я вас не видал, - говорит Виктор.
- Как же ты меня не видал, когда сам с меня шапки срывал? - говорит мужчина, смеется и отхаркивает кровью. - А кто ты сам знаешь?
- Я - Виктор. Хирург.
- Нет, Вить, ты не Хирург, - говорит мужчина, - Хирург еще в семнадцатом на философском пароходе уплыл. Значит не помнишь ничего? Понятно. Вовремя я из микроблоггинга в синьку ушёл.

Мужчина засыпает. Виктор некоторое время смотрит на него, а потом трясет за плечо.

- Витя, - говорит мужчина, проснувшись, - Слушай меня внимательно. Времени мало. Я бывший президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев.

Виктор с трудом вспоминает пять последних президентов. Ольга Романова, Рогозин, Андрей Кураев, Сурков, Толокно какая-то.

- Не помню, - говорит он.
- Не важно, - говорит Дмитрий, - Всё это неважно. Я умираю, Вить. Теперь вся надежда на тебя.
- Какая надежда? - удивленно спрашивает Виктор.
- Надежда на возрождение России. Послушай. У меня вот здесь зашито кое-что, - Дмитрий показывает пальцем под сердце, - Ты меня вскрой. Там всё написано. Не подведи уж в третий-то раз, Виктор.

Дмитрий кашляет и со страдальческой гримасой держится за правый бок.

- Не подведи, - повторяет он, - Сделай нефть по десять. А лучше по двенадцать.

Виктор растерянно кивает. Дмитрий засыпает.
Через пару часов Виктор щупает пульс пациента. Дмитрий мёртв. Виктор решительно вонзает скальпель ему в грудную клетку. Из-под сердца Дмитрия он извлекает небольшую позолоченную металлическую пластинку. На ней выгравирован двуглавый орёл, а чуть пониже какие-то буквы и знаки. Напрягшись, Виктор узнаёт в них сетевой url.

По вечерам, в пляшущем свете горящей нефти, Виктор теперь вспоминает слова Медведева и часами всматривается в буквы на пластинке. Он поверил, что старые времена можно вернуть.

Во время одного из дежурств, Виктор неудачно вколачивает гвоздь в голову очередному покалеченному коллектору. С летальным исходом. Он лезет в карман пациента и забирает коллекторское удостоверение себе.

На следующий день Виктор не идёт в клинику. Он прижигает до расплывчатого темного пятна фотографию на удостоверении и идёт на Винзавод.
Отстояв там двухчасовую очередь, он просит талон на Чебурашку для розыска должника. Контролер смотрит на испорченное фото в ксиве. Паяльник, - поясняет Виктор, - Издержки профессии. Виктора пропускают к терминалу.

Виктор проходит к тёплому ламповому монитору пентиума и дрожащими пальцами вбивает в строчку браузера url с медведевской пластинки.
http://vk.com/video276254106_171658004

Он пересматривает видео до тех пор, пока служители не прогоняют его от Чебурашки.

По вечерам Виктор в тысячный раз вспоминает ролик. Он знает его покадрово. "Единый пласт. Ей есть куда ломаться. Ты уломал её туда, куда ей некуда ломаться" - повторяет он слова оттуда и не может понять, что они значат. Может они ищут сланцевую нефть, - предполагает Виктор, но вспоминает название: "учу копать окоп". Возможно его так назвали для маскировки, - думает Виктор, - Но что именно маскируют? Или нужен окоп? Или чего?
Одно Виктор знает точно - в ролике что-то скрыто. Иначе стал бы его носить под сердцем президент России. И старые времена можно вернуть.

В одно из дежурств к Виктору на операцию попадает пожилая дезоморфинефтевая наркоманка. Виктор, прибивая ей к голове фанерные уши, думает про прошлого подобного пациента.
- А ты помнишь что-нибудь про президента Медведева? - спрашивает он наркоманку.
- Помню, конечно, - отвечает дезоморфинефтянщица.
- Расскажи про него! - просит Виктор.
- Да чего рассказывать, - говорит женщина, - Он ел гамбургеры. Заставлял народ играть в бадминтон. Еще стрелки часов переводил. И ментов в пожарников переименовал.

Прооперировав женщину, Виктор тяжело опускается на скамью.

Всё стало безжалостно ясно. Можно было не пытаться соединить всё в какой-то план, в решение. Его не было.
Просто бессвязное и бесцельное нагромождение абсурдных фактов.
Не стоило искать смысл там, где его нет. Ролик Дмитрия Анатольевича не имел никакого отношения к ценам на нефть и возвращению старых времен. Так же как не имели отношения к развитию страны гамбургеры, бадминтон и переименования кого угодно в кого угодно. Это была цепь отдельных, ничем не наполненных поступков. На месте бадминтона мог быть волейбол, врачей могли бы переименовать в грачей, а вместо окопа мог стоять урл на видео с котиком. Это бы ничего не изменило. Ничего не меняет ничего, и уж особенно цену на нефть.

Виктор вспоминает до дыр затертый в памяти ролик и чувствует прилив бешенства. Он выходит из клиники и быстро идёт по околобольничному кладбищу. По пути он подбирает ржавую мотыгу. Виктор всматривается в даты, написанные на табличках от руки. Он останавливается у могилы, по времени примерно совпадающей с визитом Медведева.
- Ты уломал её туда, куда ей некуда ломаться, - говорит Виктор и злобно втыкает мотыгу в землю.
Со старой ограды, стоящей по соседству с могилой, ему на голову падает истлевший венок.
Виктор несколько секунд растерянно озирается, а потом, бросив мотыгу, понуро идёт домой.

Через несколько дней, ранним утром, Виктор с пустыми ведрами выходит на улицу к нефтяному гидранту. Он открывает кран - гидрант пускает пару черных масляных пузырей и, побулькав, затихает. Виктор поднимает с земли свежую городскую газету. "Нефть уже 11" - гласит огромный заголовок.
Виктор полной грудью вдыхает московский воздух и зажмуривается. Пахнет весной и прокисшими помидорами.

Видал это у Васи Ложкина
Но Вася был гуманнее

Вася гуманист, да.
А "это" - что?

Бьется в тесной печурке, да.

..."пять последних президентов. Ольга Романова, Рогозин, Андрей Кураев, Сурков, Толокно какая-то". Вначале хотела спросить: какова была последовательность. Потом поняла бессмысленность вопроса. Пахнуло помидорами и безнадегой.

Ну, в таком списке и вправду без разницы.

Тема газа не раскрыта. Надо сделать параллельно "Газпром" в Петербурге: "крупнейший производитель газа", "мечты сбываются", - вот это вот всё на родном материале.

ЗЫ. Коммент с юпиком оставлен в пандан к предыдущему.

Edited at 2016-02-15 07:23 pm (UTC)

Вот ты знаешь почем ща газ?

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

А Виктор - Пелевин, штоле? Тонко.

Ну, не совсем.
Но неважно!

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Пешыте исчо! А то у меня на нового Пелевина нефти не хватает.

Edited at 2016-02-15 08:00 pm (UTC)

Москвичи, хуле.

на всякий случай - хава нагила, героям хава!

Иван! Нельзя так, на ночь глядя! Теперь не заснуть. :))

Вчера "Ной" смотрел. там тоже дядька с бородой не мог долго понять, что ему творец велит сделать. чуть до детоубийства не дошло.

Отличный текст, и видео познавательное.

Да. Теперь мы умеем.
Ей есть куда ломаться!!!

в комментариях выше люди пишут, что смешно

а у меня нет чувства юмора, вероятно
у меня есть ощущение абсурдности и тоски, как от чтения Пелевина
ну или оруэловского 1984
и не смешно ни разу

так что за жанр произведения?





Жанр "лирическое размышление".
Простите, коли чего не так.

?

Log in

No account? Create an account